1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Воропаева В.А. Классик кыргызской научной библиографии ( о Амитин-Шапиро З.Л.) - Страница 3

Индекс материала
Воропаева В.А. Классик кыргызской научной библиографии ( о Амитин-Шапиро З.Л.)
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Все страницы

 

 

быту среднеазиатских евреев и целиком посвящает себя составлению аннотированных указателей литературы по истории Кыргызстана дореволюционного и советского периода. Общавшихся с ним в то время коллег поражали буквально энциклопедические историко-этнографические знания по истории народов Кыргызстана З.Л. Амитина-Шапиро и мягкое, доброжелательное отношение ко всем обращавшимся к нему за консультациями. Он имел хорошо подобранную, преимущественно справочно-библиографического характера, домашнюю библиотеку, работал очень много и, как казалось окружающим, без устали. Почти все дни проводил в библиотеках, делая нужные выписки из книг. Литературу просматривал быстро, на лету извлекая самую суть и лаконично формулируя аннотации. Он придерживался правил, которым следовал неукоснительно: никогда не включать составляемый указатель книги, не просмотренной им "de visu". С одной стороны, это позволяло избегать мелких ошибок, с другой – он был застрахован от того, что автор, который может оказаться «врагом народа», о чем ученый мог не знать, попадет в аннотированный указатель. Все публикации «врагов народа» изымались из обращения, держались в спецхране, и доступ к ним даже с научной целью был закрыт. Правило было очень строгим, учет велся скрупулезно, и ошибки практически исключались. З.Л. Амитин-Шапиро работал с большим энтузиазмом. Чтобы подготовить к выпуску очередной указатель, он уезжал за свой счет в отпуск или, будучи уже на пенсии, – на месяц–другой в библиотеку им.  В.И. Ленина, историческую в Москве или в Ленинградскую им.  М.Е. Салтыкова-Щедрина, где работал в редких рукописных фондах. Ученый не делил, по крайней мере, не выделял людей по национальности. В рамках своей скромной, но очень важной деятельности он дружил с кыргызами, татарами, русскими. Критически относился к тем представителям еврейской национальности, которые халтурили или зазнавались, но хорошо относился к «простому» люду. Как вспоминал его коллега по Академии наук В.Я. Галицкий, однажды они шли из академии к почтамту, который располагался напротив, переходили улицу… Ученый замешкался и попал под троллейбус. К счастью, обошлось без серьезных травм, хотя в больнице пришлось полежать. На предложение подать в суд на водителя Зальман Львович с присущим ему легким юмором ответил: «Зачем? Я ведь и сам малость помял троллейбус. Так что, мы в расчете».
В Кыргызстане З.Л. Амитин-Шапиро работал в различных научных и педагогических учреждениях: в Кыргызском пединституте, музее Кыргызского филиала АН СССР, Пржевальском институте, Институте истории АН Киргизской ССР и, наконец, Киргизском научно-исследовательском институте педагогики, откуда в шестьдесят пять лет ушел на пенсию. Но до конца своих дней он занимался библиографией Кыргызстана. Наиболее ценный его труд – это исчерпывающе полный «Аннотированный указатель литературы по истории, археологии и этнографии Киргизии (1750–1917 гг.)», выпущенный издательством «Илим» в 1958 г. Один экземпляр этой книги с дарственной надписью  автора до сих пор хранится в нашей семейной библиотеке. В предисловии к этому труду З.Л. Амитин-Шапиро подчеркивал: «Аннотированный указатель ставит своей задачей дать научному работнику, аспиранту и исследователю истории Киргизии по возможности более полную библиографию, охватывающую основную литературу, имеющуюся на русском языке, необходимую как материал для развития исторической науки о киргизском народе и Киргизии». Затем вышли другие тома указателя: «Литература о Киргизии (1918–1924 гг.)». – Фрунзе, 1963; «Литература о Киргизии (1925–1936 гг.)». – Фрунзе, 1965. Сегодня уже нетрудно сказать, почему ученый, оставив свою плодотворную деятельность в сфере этнографии, увлекся исторической библиографией. Исследователь М.М. Абрамов объясняет это следующим образом: «Невозможно было писать историю бухарских евреев, так как, во-первых, каждый шаг их жизни был связан с религией, освещение которой являлось в годы господства псевдонаучного атеизма закрытой темой; во-вторых, ввиду активной ассимиляции малых этнических групп «великими нациями» (10). Когда ученый из Средней Азии Б.В. Лунин в письме к ученому-библиографу дал высокую оценку его основной научной работе «Аннотированный указатель литературы по истории, археологии и этнографии Киргизии», Зальман Львович ответил следующим образом: «Добрые слова Ваши мне тем более дороги, поскольку обстоятельства сложились так, что (моя) работа по этнографической тематике (т.е. по изучению жизни и быта бухарских евреев) не имела более возможности отражаться в (моих) печатных статьях. А давнее пристрастие к библиографии стало другим делом жизни. Я рад, что результаты, судя по откликам на мой скромный труд, приносят пользу» (11). Рецензенты (12) в то время отмечали, что выход в свет указателя литературы по Киргизии «является большим событием в научной жизни республики», «результатом многолетних изысканий автора». Прежде чем подготовить, например, работу, охватывающую исторический период с 1750 по 1917 год, З.Л. Амитин-Шапиро просмотрел 166 периодических изданий, серий и сборников, вышедших в России за 167 лет: в указателе отмечено 2002 названия. В 1963 г. в г. Фрунзе вышел новый труд исследователя «Литература о Киргизии. 1918–1957 гг.»; в 1965 г. – «Литература о Киргизии. 1925–1936 гг.». Они включали более 5700 наименований литературы по истории, этнографии, фольклору. Библиографические труды З.Л. Амитина-Шапиро имели не только механические указания на публикации, но, что особенно ценно, – аннотированные. Исследования над библиографией ученый начал гораздо раньше работы над указанными книгами. Так, в 1952 г. в Трудах Пржевальского учительского института была опубликована его статья «Библиография дореволюционной литературы по истории и экономике Иссык-Кульской области (1762–1917 гг.)». Годом раньше, в 1951 г., в соавторстве с    О.Д. Морозовым была подготовлена рукопись его труда «Киргизская литература. Библиографический справочник», хранящаяся в рукописных фондах Национальной академии наук. Перу ученого-библиографа принадлежат и несколько публикаций историко-библиографического характера, в том числе: «К истории библиографического изучения киргизского народа и Киргизии»; в соавторстве с О.Д. Морозовым – «Материалы для библиографии по хорезмскому литературоведению». Обе работы были подготовлены в       1952 г.  Со всеми названными или с основными крупными трудами ученого научная общественность была знакома в свое время. З.Л. Амитин-Шапиро был известен как библиограф, выполнивший титаническую, необходимую для ученого мира работу, и дружил с такими известными учеными-историками, как Б.Д. Джамгерчинов, С.И. Ильясов, К.У. Усенбаев,            В.П. Шерстобитов, В.М. Плоских, В.Я. Галицкий, и многими другими. В «Аннотированный указатель» включены не только сведения, относящиеся к истории кыргызского народа на обитаемой ныне территории, но в нем охвачены основные материалы, проливающие свет на далекое прошлое кыргызов на Енисее, Памире и их роль в политической жизни народов Восточного Туркестана. Указатель давал читателю гораздо более обширный материал, чем официальные труды ученых, приступивших к изданию