1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Асанов Т.И. Политическая конфедерация и структура власти северных кыргызов в XVIII веке.

Индекс материала
Асанов Т.И. Политическая конфедерация и структура власти северных кыргызов в XVIII веке.
Страница 2
Страница 3
Все страницы

 

 

 

 

 

Материалы республиканской научно-практической конференции "Жизнь, отданная народу",посвященной 100-летию выдающего государственного деятеля Юсупа Абдрахманова г. Бишкек, 25-26 декабря. Б., 2002. С.-70-75.

 

Сопоставительное изучение генеалогических преданий кыргызов-санжыры с китайскими источниками открывает нам новые страницы по пробле­мам этнополитической истории кыргызов XVIII-XIX вв. Китайские источни­ки в основном характеризуют свод документальных материалов о родоплеменной структуре кыргызов и их расселении, а также данные о родоправителях, собранные чиновниками в Восточном Туркестане. Эти источники, так называемые собрания Синьцзянской коллекции К. А. Скачкова, переведен­ные на русский язык ныне покойной кыргызоведом и китаистом Г. Л. Супруненко, содержат ценные сведения по истории кыргызов. Материалы данного источника требуют тщательного научного анализа, особенно в исследовании родо-племенной организации и при реконструкции политической структуры кыргызов XVIII века.
В китайском источнике «Пиндин чжуньгээр фанлюе» («Описание уми­ротворения Джунгарии») описываются события периода Китайского завое­вания Восточного Туркестана. 22 года правления Цяньлунь. т. е. в 1757 г., Император издал специальный манифест «Старейшине бурутского племени». Этот манифест по содержанию имел предупредительный характер в отноше­нии кыргызов, которые были серьезным препятствием дальнейшего укрепле­ния маньчжур-цинской власти в Восточном Туркестане. Поэтому в манифес­те указывается, что «Вы, буруты, никогда не вмешивались в дела джунгаров, но издавна являетесь соседним владением. Ныне джунгары полностью поко­рены и ваши земли подступили к нашей границе,., если вы не проявите спо­койствия и смирения, или будете перекочевывать через границу, бесчинство­вать и грабить, то сами вызовете конфликт» (10.11). Для оглашения данного манифеста в 1758 г. в кочевья кыргызов пришли специальные посланцы ки­тайских властей. Первым из них, который посетил кыгызское кочевье, был цзянь-цзюнь Чжао Хой; в районе северо-восточного Иссык-Куля в местности Санташ он встретил главу и старейшину племени саяк Турчи-бия (правиль­нее Тюлки-бия, из племени чекир саяк, Т. А.) и Оку. По сообщению Тюлки-бия кыргызы прежде кочевали на западе, возле Андижана. Далее, по сообще­нию этого же бия, «у бурутов в правом крыле десять племен, в левом пять... ныне переселились в Хархали - гулэми и Тогуз-Тороу. Три племени левого крыла - кушчу, сару, кытай всего тысяча с лишним семей, находятся в 15 днях пути от нас... Другие два племени левого крыла - в Андижане, восемь племен правого крыла находятся в близи Кашгара» (10.13).
Глубоко проникая в кочевья кыргызов, китайские чиновники начали подробно изучать их политическую организацию. Правда,на первых порах они опасались отсутствия у кыргызов «единого начальника», так как в неко­торых вопросах «на них нельзя положиться». - отмечает источник. Но, посте­пенно изучая политическую ситуацию, китайцы убедились в том, что кыргы­зы имеют своих правителей би (бий), «бий - это тоже, что у ойратов цзай-сан, а у уйгуров бек» (10.13). Тюлки-бий (Турчи) был правителем племени чекир саяк, и он вместе с бием Шербеком поделили власть на 500 с лишним семей. Видимо, часть сарыбагышей, которыми управляли Маматкулу-бий и Оку, тоже насчитывала около 500 семей. Позже выяснилось, что Маматкулу-бий является «верховным правителем» кыргызов и, по определению китайцев, он претендовал на должность выборного хана. (7.128.).
После экспедиционной поездки по граничащим территориям китайс­кий чиновник Чжао Хой отправил своих офицеров (шивэев) Урдена и То-луньтая в кочевья кыргызов. В сопровождении Тюлки-бия на 12-й день 5-й луны (т. е. 1758 г.) они прибыли в местность Джумгал. Цинские офицеры, огласив императорский манифест в кочевьях Тюлки-бия, затем отправились в Талас. Побывавшие в кочевьях Эшбото, сына предводителя Каработо-бия, офицеры узнали, что в Таласе находится 4 тысячи семей кыргызов под управ­лением бия Маматкули в лице его помощников Каработо-бия, Майтака и Акбая. 18-го числа офицер Урден отрпавился в Тогуз-Тороу, где имел встре­чу с сарыбагышским предводителем Черикчи бием, и на следующий день ог­ласил императорский указ. В источнике отмечается, что Черикчи преподнес 100 голов скота, с целью получения аудиенции у цзянь-цзюня, чтобы отпра­виться на прием в столицу (10.21.). Судя по источнику, Черикчи-бий был вто­рым лицом после Маматкулу-бия, хотя он управлял племенем сарыбагыш и бугу. На переговорах с китайскими чиновниками он отметил, что «нашему Маматкули-бию 90 с лишним лет, телом он тучен, и когда сидит, живот све­шивается до земли, не может сесть на коня. Только три человека - Черикчи, Турий, Киша - поедут в столицу» (10.22). Вопросом отправки кыргызских депутатов занимался именно лично Черикчи- бий. Кроме того, в состав деле­гированных позже подключился доверенное лицо самого Маматкулу-бия Шербек, именовавшийся в источниках его «младшим братом». Но, как изве­стно, Шербек не был младшим братом Маматкулу-бия, а был одним из пра­вящих биев племени чекир саяк (1.46; 11.19).
По полученному докладу Чжао Хой доложил Цинскому двору, что от­правленный в Талас шивэй Толуньтай имел встречу с главой отока (племени) кушчу Майтаком и главой отока кытай Каработо-бием и призвал их к покор­ности. Видимо в пути, китайцы устроили прием кыргызам и узнали, что Ка-работо в возрасте ста с лишним лет и слеп, а Майтаку за семьдесят, ему также трудно будет ездить. Поэтому они, взаимно договорившись, дали согласие, что в китайский лагерь поедут младший брат Майтака Шукур и племянник Каработо-бия Хебици для согласования дальнейшей поездки в императорс­кий двор. На приеме Хебици сообщил китайцам о делении кыргызов на пра­вое и левое крыло. Правым крылом управлял Маматкулу, а левым крылом Каработо. В двух отоках кушчу и кытай находилась тысяча с лишним семей. (10.25.). Возможно, китайские чиновники преувеличивали возраст Каработо бия. Как нам известно, Каработо-бий еще упоминается в киргизско-казахс­ких взаимоотношениях 1764 года. По сообщениям русских источников, в том же году на кочевавшего в окрестностях г. Туркестана Каработо бия напал султан среднего жуза Абулфеис, с целью овладения Ташкентским торговым трактатом (8.680; 9. 93).

 

 


 


После падения Джунгарского государства кыргызам представилась ис­торическая возможность вновь приобрести некогда захваченные калмыками территории и исконные земли. При первой встрече с китайскими чиновника­ми Черикчи-бий взамен Цинского покровительства попросил возврат «в на­граду места прежних кочевий» (10.21.). В этих трудных условиях кыргызам необходимо было укрепить устоявшуюся политическую структуру и сохра­нить территориально-политическую целостность родов и племен. Реальная политическая структура, зафиксированная в китайских источниках, факти­чески составляла основу конфедерации Тагай. Первоначально конфедерация Тагай территориально включала северо-восточную часть Ферганы, примы­кая к Александровскому (хребет Кыргызской Ала-Тоо) горному хребту, и объединяла Чу - Таласских и Центрально Тянь-Шаньских кыргызов, где их кочевья дошли до самого Турфана. Но обстоятельства, сложившиеся после завоеваний Цинами Восточного Туркестана, показывают иную картину. Цины, предъявившие территориальные притязания к кыргызам, потребова­ли, чтобы некогда принадлежавшие калмыкам земли отошли к императору. Требования китайцев были безосновательными, кыргызы тоже потребовали от китайских властей возврата прежних кочевий от Или до Каркыры-Кегена, прямой выход на Иссык-Куль лежал через перевал Санташ. В XVIII веке ос­новное ядро конфедерации Тагай составляли северо-кыргызские племена. Район расселения группы Тагай соответствовал местам компактного прожи­вания правого и левого крыла. Племена левого крыла локализованы в основ­ном в Таласе и, по утверждению китайских источников, два племени находи­лись в Андижане. В момент приезда Цинских представителей несколько пле­мен правого крыла находились уже в Иссык-Куле, остальные восемь времен­но расположились вблизи Кашгара (в районе Ат-Баши и Аксай, Т. А.), види­мо, ожидали подходящий момент к откочевке в район Иссык-Куля. Таким образом, дальнейший ход событий говорит об усилении консолидирующего фактора вокруг конфедерации Тагай. В этом направлении непосредственное взаимоотношение с Цинской империей укрепляло внешне-политическое по­ложение Северного Кыргызстана в рамках Восточного Туркестанского и Центрально-Тянь-Шаньского региона. Политическая структура конфедерации Тагай, состоявшая из правого и левого крыла, напоминала прообраз государственного строя. Элементы этой государственной структуры, возникнув в недрах кочевого общества, прежде всего, оппролпео па патртордолопо-праоопше пормш, где доминирующую роль играли родовые правила, обычаи и адаты. Естественно, политическая струк­тура такого типа была недостаточно централизованной. Тем не менее, внут­ри структуры существовала четко определенная иерархия власти. Во главе конфедерации стоял «чоц-бий» («верховный бий»). По традиции он был вы­ходцем из правящего клана Манапа. Маматкулу-бий являлся прямым потом­ком Манапа и, что интересно, должность его считалась выборной. По уточ­нению А. Бернштама, данную должность китайцы сравнивали с ежегодно выбираемым ханом среди кыргызов (7.127-128).
Ставка конфедерации северных кыргызов, возглавляемая Маматкулу-бием, первоначально находилась в Кетмен-Тюбинской долине. Один из спод­вижников Маматкулу-бия Кошой-бий умер в 1753 году в местности Конур-Огуз Кетмен-Тюбинской долины (6.142.). По народным преданиям, именно Маматкулу и Кошой стояли во главе антикалмыкского движения северных кыргызов. В работе Г. Н. Потанина упоминается глава Кетмен-Тюбинских кыргызов некий Минглибай бий (5.427.). С. М. Абрамзон и современные кыр­гызские историки единогласно утверждают, что упоминаемый в 1732 году Минглибай бий является Маматкулу бием (2.79; 9.31.).
Итак, с обретением чон бием верховной власти, компактно организо­ванные родоплеменные объединения он канат и сол канат были основными политическими атрибутами конфедерации Тагай. Это структура подкрепле­на родоплеменной идеологией кыргызов, в котором предкам Ак уула (он ка­нат) и Куу уула (сол канат) считался легендарный Долон-бий. В условиях ко­чевого строя иерархическая соподчиненность шла через цепочку от одной структуры к другой. В результате существующая политическая организация была облечена целостной идеологической системой. В структуре власти, кроме чон бия, функционировал ранг средних пра­вителей биев, предводителей крупных племен. Племя в той или иной родоп-леменной группе составляло единую органическую часть политической струк­туры и обычно такие племена стояли на уровне объединений, в которые вхо­дили разные этнические группы и конгломераты. Поэтому задачей полити­ческой структуры кыргызов издавна было объединение всех групп и этничес­ких образований вокруг одного этноса. Если исходить из этого, то, кроме существующего единого генетического происхождения, в структуре опреде­ленную роль играл идеологический фактор, обеспечивающий духовную и по­литическую общность данного политического объединения. Даже по генеа­логическому канону особое внимание уделено иноэтническим группам, по­павшим в состав племени различными историческими судьбами. Их обычно называли «тондуу уул», т. е. неродным сыном. Это означало "приемный сын", обычно ставший членом семьи уже подростком или полноправным членом данного рода (12.249.).

 


 


Исторические данные показывают, что последующий период ознаме­новался укреплением власти всех кыргызских племен на базе конфедерации Тагай. Этому способствовала внутриполитическая обстановка, сложившая­ся после джунгарского периода, и политика экспансии китайских властей. Между тем были определенные спорные моменты и разногласия в кыргызс­ко-казахских приграничных районах, нередко приводившие к военным стол­кновениям. Осенью 1779 года состоялся крупный поход Аблай-хана против кыргызов. Глава кыргызских племен Эсенгул-баатыр отправил своего посла Тулеберди-бия к Аблай-хану для установления мирных отношений. Приняв­ший кыргызского посла в своей ставке около г. Туркестана Аблай-хан предъя­вил кыргызам территориальные притязания. Судя по источнику, Тулеберди-бий аргументировал позиции кыргызской стороны по поводу границ и, при­держиваясь дипломатического этикета, вежливо ответил, что он не в состоя­нии решать такие вопросы. При этом Тулеберди-бий осведомил Аблай-хана о том, что кыргызы делятся на он канат (правый) и сол (левый) канат (кры­ло), они объединяются под общим названием Тагай, и где слова Эсенгул-баа-тыра распространяются на всех кыргызов (4.2-3.)
После возвращения Тулеберди-бия состоялся совет кыргызских биев во глаье с Эсенгул-баатыром, принявшим решение о необходимости мира с Аб-лай-ханом. В 1780 году было заключено перемирие. Эти факты свидетельствуют, что такая внешняя политика проводилась вокруг конкретного политического объединения и была присуща для конфе­дерации Тагай. Поэтому данный источник, где упоминается о двух родопле-менных объединениях под общим названием Тагай, подразумевал родопле-менную конфедерацию северных кыргызов. Дальнейшее развитие этой кон­федерации непосредственно было связано с формированием общественного сознания, идеологическая основа которого опиралась на санжыру.
Не меньшую роль играл вопрос хозяйственно-экономического харак­тера. Каждое племя, вошедшее в состав конфедерации, имело определенный район пастбищ и земли, в которых строго придерживались правил пользова­ния земельными угодиями. Таким образом, в силу своих возможностей, кон­федерация Тагай была основным консолидирующим политическим объедением Северного Кыргызстана во II половине XVIII века. Она могла отстоять государственные интересы кыргызов, укрепляя политическое единство родов и племен.
Литература:
1.Абрамзон СМ. Этнический состав киргизского населения Северной Кир­гизии // ТКАЭЭ, Т. 4 - М., 1960
2.Абрамзон С. М. Народные предания, как источник для изучения этничес­кой истории киргизов Центрального Тянь-Шаня // Этническая история наро­дов Азии: Сб. статей/Отв. ред. С. М. Абрамзон и Р. Ф. Итс. - М., 1972.
3.Алымбеков Т. Кыргыз урууларынан чыгышы женунде. // КР ИУАнын кол жазмалар фонду (КЖФ). № 364. Д. 2.
4.Алымбеков Т. Кокон кандыгына чейинки кыргыздын турмушу женунде. // КЖФ. №1454.
5.Аристов Н. А. Усуни и кыргызы или кара-кыргызы. Бишкек, 2001.
6.Байгаринов М. Кыргыз элинин санжырасы// КЖФ. № 564.
7.Бернштам А. Источники по истории кыргызов в XVIII веке. // Вопросы истории. № 11-12. 1946.
8.Казахско-русские отношения в XVI-XVII вв. // Сб. док. и материалов. -Алам-Ата, 1961.
9.Сапаралиев Д. Взаимоотношения кыргызского народа с русскими и сосед­ними народами в XVIII в. Бишкек, 1995.
10.Супруненко Г. П. Материалы из китайских источников по истории кирги­зов XVIII нач. XIX вв. // КЖФ. № 5179.
11.Термечиков Арыктын санжырасы. // КЖФ. № 116.
12.Юдахин К. К. Киргизско-русский словарь. -Фрунзе. 1985.